Красивые прически

Прически на каждый день. Пошаговые руководства, советы и мастер-классы

Слава капитану! Говорят, тысячу лет назад война едва не уничтожила землю.

15.04.2018 в 18:56

Немногие спасились на корабле, управляемом капитаном. Все мы, ныне живущие - их прямые потомки.

Подробности стёрты хаосом того времени, затеряны в памяти поколений. Можно гадать на кофейной гуще о личности таинственного героя, месте расположения "Тихой Гавани", где пережидало войну его судно с разношёрстным экипажем.


Говорят ещё, по возвращении опьянённые выжившие едва не перебили друг друга борьбе за власть над почти пустым миром. Тогда капитан закон ввёл. Назначил суровых смотрителей отвечать за его соблюдение, и. хаос тотчас прекратился.

Мы воссоздали искусственный интеллект, восстановили науку и медицину, владеем мощнейшим смертоносным оружием, но по-прежнему следуем закону:

Закон.
1. ) за всё полагается платить. 2. ) в 20 лет каждый обязан сделать выбор - назвать смотрителю число предполагаемых за всю оставшуюся жизнь убийств ради защиты своих интересов. 3. ) число не может превышать 50. 4. Убийство сверх названного при выборе лимита наказанием карается. Наказание хуже смерти. 5. Выбирающие "Безлимит" могут руководствоваться своими интересами. Плата - обязательное членство в касте. 5. По достижении 35 лет член касты теряет все права, на него открывается всеобщая охота, в ходе которой он обязательно погибает. 6. нарушение закона является преступлением и влечёт наказание всех причастных к преступлению.

А может, всё бабкины сказки. Просто смотрители придумали эту байку, чтобы запудрить нам мозги и сохранить влияние. Почти уверена, чёрт возьми!

В "Трюме".

Страх всё-таки гложет. Выливаю грязную воду, отжимаю тряпку и с тяжёлым сердцем иду переодеваться. Завтра меня подменит лесс, а я на свой 20 день рождения отправлюсь в сити делать выбор.
До сих пор не знаю, что скажу смотрителю. Тема выбора - священная корова нашего права и в то же время табу, ведь никто не любит напоминания о костлявой, которая подстерегает жертву в любом облике, от милой старушки с пистолетом, решившей "Уйти с Музыкой" и пьяного студента, до горячо любимого отчима.

Но хватит. По традиции вечером перед выбором молодёжь в "Трюме кутит". Пьянка за счёт заведения в компании себе подобных, спонсоруется бар институтом смотрителей. Да здравствует последний день юности!

К ночи я знакома со всеми, пьяна, как боцман в штиль.
- Выберу безлимит, - заплетающимся языком бахвалится "Примерный Мальчик" с модной причёской и ангельским личиком, - всех заставлю себя уважать!
- Я, наверное, один или два, - делится бледная рыжеволосая нимфа, испуганно косясь на модника.
- Ноль, - неожиданно выпаливаю я. - хватит с нас, ребята.
И разражаюсь нецензурной триадой.
- У - у - у - у! - Разочарованно воют новые приятели под грохот убираемой официантами со столов посуды.
Вечеринка окончена. "Трюм" сохранит наши откровения, ничего, что мы немножко добавили ему "скелетов".
Выбор.

Еду одна, любуюсь зеркальными небоскрёбами сити, радужным мостом, колонной поселенцев. Во дворце смотрителей очередь в шесть кабинетов. Там же обнаруживаются мои вчерашние знакомые. Еле-еле киваем друг другу.
Плохо помню дальнейшее. Я зашла в совершенно пустой стеклянный бокс, услышала из динамика механический голос:
- Число!
Сколько волнений, а теперь словно прорвало, всё стало неважно, до смешного глупо, цирк шапито, да и только!

- Ноль.
- Выбор сделан. Институт смотрителей поздравляет вас со вступлением во взрослую жизнь.

Загорается луч, чувствую небольшое жжение: он стирает с моей щеки фиолетовый иероглиф, детскую метку неприкосновенности.

- Возьмите подарок.
Из стены выдвигается чемоданчик. Открываю трясущимися руками, внутри обычный базовый бластер. Только этот - муляж, замаскированный под оружие стреляющий электродами шокер. Едва сдерживаю смех.
- Он мне не нужен.
- Ваше право, - соглашается голос, - хорошего дня!

Я одна с пустыми руками выхожу.

Дома тоже озадачены.
- Ничего не подарили.
- Я не убийца! - Гордо заявляю маме, папе и погодку - братишке.
Лица родственников неописуемы, в глазах жалостливое отвращение, словно призналась им, что только что с удовольствием съела дохлую жабу.
- Добровольно себя кастрировать.
- Ты же не собираешься теперь кричать об этом на каждом углу.
- Я не собираюсь скрывать свой выбор, в законе не сказано, что я должна, - говорю с раздражением, протискиваясь в свою комнату. - Эх, доченька, - слышу в щель закрывающейся двери, - долго ты так не протянешь. Посмотрим.