Красивые прически

Прически на каждый день. Пошаговые руководства, советы и мастер-классы

Школьная! Ау гендербендер.

20.08.2015 в 08:53

- Знаешь, чему я сейчас очень рада? - Риторически спросила феркад у кохаб, пока только что оповестившая класс о болезни учительницы по физике заведующая учебной частью судорожно шерстила список присутствующих. - Тому, что мы переболели этой дрянью, когда были мелкие. Сколько там миссис фоссингтон лет? Пятьдесят? восемьдесят? Ты прикинь! Заболеть ветрянкой почти в сотку!

Кохаб посмотрела на сестру вполоборота и вопросительно приподняла бровь:
Школьная!  Ау гендербендер.
- Ее возраст в твоем понимании увеличивается в геометрической прогрессии. Ей не больше пятидесяти.
Феркад глаза закатила. Она косо развалилась на стуле, закинув один локоть на его спинку.
- Все равно фигово, - сказала она.
- Фигово, - отстраненно согласилась кохаб.
Завуч их по очень странному признаку разделила. Кохаб находила, что было бы кстати просто перепилить список пополам и разогнать образовавшиеся группки людей по двум другим классам со здравствующими преподавателями, чтобы все спокойно могли сделать лабораторную и на этом успокоиться. Однако когда завуч стала называть произвольно выбранные имена с тем, чтобы их обладатели поднимались со своих мест и оставались стоять, поднялась только кохаб - феркад никто не назвал. Из двадцати двух человек их класса одиннадцать стояло, одиннадцать сидело, но что послужило мотивирующим признаком выборки - кохаб не понимала.
- Ребята, те, кто стоит, - завуч захлопнула журнал, явно довольная проделанной работой, - вы идете в триста третью к мистеру зельну. Те, кто сидит, остаются тут, к вам сейчас сюда придет мисс Моран. Оборудование у вас есть, розетки рабочие, мест всем хватит.
Она радостно обозрела класс, но, видимо, наткнувшись на мрачноватые взгляды, все-таки решила добавить:
- Вопросы есть?
- Есть, - с ленцой проговорила феркад со своего места - почему нас так поделили?
- Все для того, - завуч явно была готова к таким вопросам, - чтобы в каждой новопришедшей к другому преподавателю группе было поровну сильненьких и слабеньких учеников. Я посчитала ваши баллы за половину семестра … - феркад повернулась к кохаб и одними губами отчетливо произнесла "Какая Молодец", - … и получилось вполне поровну. Так что давайте, ребята. Не стоите на месте, звонок через четыре минуты.

- Я надеюсь, ты меня не забудешь, - сказала феркад драматичным шепотом и, потянувшись к сестре, складывавшей свои вещи, вложила ей какой-то комочек в руку.
- Это что? - Спросила кохаб, сдвинула локтем пенал в сумку а потом разжала руку и увидела в ней маленький оборванный фантик от "Альпенлибе".
- Выкинь, пожалуйста, когда выходить будешь, - серьезно попросила феркад, скрестившись глазами с убийственно спокойным взглядом кохаб.
- Нет проблем, - буднично ответила та после паузы. - Но пусть тебя во веки веков мучает осознание того, что последними твоими словами к родной сестре перед разлукой была хамская просьба выкинуть ее бумажку от конфеты.
Феркад прикрыла глаза и начертила на себе ладонью размашистый крест через все туловище.
- Хана мне теперь, - признала она. - Нравственная.
Кохаб, спрятав улыбку в уголке рта, забросила на плечо лямку и мерно, как викинговская ладья, поплыла к выходу.
- Дурочка, - ласково сказала она сестре на прощание.
- Я тебя тоже люблю, - мурлыкнула ей феркад.
Мусорки за углом все равно не оказалось, так что фантик отправился в кенгуру - карман на толстовке.

Мистер зельн был усатым и скандальным. Он постоянно ворчал, хмурился и придерживался негласного правила заправлять каждый вышележащий предмет одежды в тот, что был пониже. Рубашку в брюки, брюки в носки, носки в сандалии - что-то в таком роде. Сам он физику знал отменно (над его столом в ореховой рамке висел нежно-розовый сертификат о каком-то там гранте за внесение неких поправок в никому из обывателей не известный второстепенный физический закон), а тех, кто от нее открещивался, терпеть не мог. Кохаб знала это все по рассказам Даррена, потому что на свою беду он учился именно у этого тирана. По закону жанра Даррен совершенно не сек в физике, но даже это не отпугнуло кохаб, когда в малознакомом классе с кучей чужих людей он вдруг нашел ее сам, положил пальцы на предплечье и взбудораженно затарахтел:
- Привет! Господь, как круто, что ты здесь. Надеюсь, ты будешь со мной лабу делать?
Одноклассники кохаб неуверенно ходили взад-вперед, выбирая, где и с кем им сесть. Какая-то кучка все еще неуверенно около двери тусовалась. Кохаб оглянулась туда через плечо, а потом посмотрела снова на Даррена и (без особой уверенности, но это скорее было связано с общей суматохой момента) просто сказала:
- Окей, ты где сидишь?
Физический и психологический портреты мистера зельна идеально совпали с представлениями кохаб, сложившимися на основе того, что она слышала от Даррена. Он явно не был рад такому притоку левых людей, очень долго провозился, проводя перекличку по своему журналу и половине нового, временного, потом наказал всем забрать с длинной полосы кафедры по одному набору материалов на сегодняшнее занятие. Все, что бы он ни говорил, вылетало у него раздраженно и на цвет казалось красноватым, совсем как его поблескивающая лысина. Обычные парты в этом кабинете стояли не совсем обычным образом: часть была составлена в форме буквы "П", между ножек у которой еще несколько парт стояло простым рядом, друг за другом. Дарреново место располагалось как раз в этом цивильном ряду, на второй парте с конца. Он даже предупредительно отодвинул для кохаб стул, хоть и сильно польстил ей в естественной толщине человеческого тела, поэтому кохаб сдержанно его поблагодарила и, когда Даррен убежал на кафедру за материалами, оттащила стул подальше сама, села и придвинулась к краю парты. Ощущения были странными, как будто это не просто другой класс и немного другое окружение. Без сестры, конечно, было непривычно, но они уже вышли из того возраста, когда все учителя норовили сажать их исключительно друг с другом и, видимо, всякий раз во время опроса ждали, что отвечать они сейчас будут хором. В конце концов, что у кохаб, что у феркад были свои посторонние круги общения друг помимо друга. Так что дело было, кажется, не , внимание, только в отсутствии сестры. В попытках разгадать, что это такое тяжелое и щекочущее ее гложет, кохаб туманно таращилась Даррену в спину, пока он с хитрым лицом увещевал какого-то грузного одноклассника обменяться наборами.
У них было немного странное общение. Наверное, из-за того, что периодически кохаб то швартовало, то выбрасывало в открытое море, состоящее не из воды, а из пенных чувств разной степени непонятности. Даже несмотря на то, что прошло уже много времени с начала их общения, все равно оставались некоторые … белые пятна.
Например, если он случайно касался пальцами ее руки, когда они шли рядом, и не отстранялся, это что-то значило или же Даррен, однажды на ее глазах севший на ланче во дворике задницей на крупный острый гравийный камушек и просидевший на нем всю большую перемену без единого признака беспокойства, просто не ощущал таких вещей?
Только в том случае, если он вылавливал ее в коридоре в перерыве между занятиями и, прислонясь плечом к шкафчикам, пытался беседовать с ней о ерунде, большую часть времени окуная ее в непонятные взгляды, это что-то значило? Или же Даррену просто не с кем было поболтать?
В случае если он вдруг, столкнувшись с кохаб, когда она выходила из физкультурной раздевалки, а он только шел туда, привычно справлялся о ее делах, а потом вдруг протягивал руку к ее лицу и заводил ей за ухо жестковатую прядь волос, это что-то значило? Или же он был просто распоследним перфекционистом, не выносящим несовершенных причесок?
В остальное время Даррен предельно простым чуваком казался. Его "пойдем в кино! "Действительно Означало Предложение Сходить в Кино, а"боже офигенная шутка я не могу" действительно означало, что ему доставила какая-нибудь хохма кохаб.
Но, господи, все двусмысленные моменты просто сводили кохаб с ума. Почему на людях не пишут, о чем они думают?
Потом Даррен вернулся с картонным лотком, в котором лежали провода в цветной обмотке, амперметр, несколько разводящих элементов и металлическая коробочка резистора. И еще всякие мелкие детальки, которые Даррен выгреб ладонью на стол и принялся двигать туда-сюда, складывая из них улыбающееся лицо.
- Даррен, - осторожно поинтересовалась кохаб, - а ты обычно лабораторные с кем делаешь?
- С Джеки, - жизнелюбчиво сказал Даррен и, оттопырив большой палец, ткнул им в одну из парт "П"-образного ряда. Кохаб ненавязчиво выглянула из-за его головы. Сидевшая там высокая худая девушка в очках, с бледным, "Съедающим" голубые глаза лицом и вьющимися русыми волосами скрестила руки поверх мохерового розового свитера и прожигала их с Дарреном взглядом. На груди у нее висел крохотный значок председателя научного клуба, а все выданные преподавателем проводочки, клипсы и ключи она уже разложила на парте в строгом порядке замыкания электрической цепи.
- Нехило, - тихо усмехнулась кохаб, отворачиваясь от недовольной Джеки. - Припахал главную научницу физику за тебя делать?
- Ой, - нежно махнул рукой состроивший польщенное лицо Даррен, - да она сама предлагала. А я что, я не дурак.
- Ясное дело, - миролюбиво отозвалась кохаб.
Они успели обменяться короткими теплыми взглядами, прежде чем мистер зельн рявкнул во всю свою луженую глотку, призывая в порядке, дисциплине и тишине перерисовать с доски себе в тетрадь схему электрической цепи, которую необходимо собрать.

Лабораторная, что удивительно, прошла без эксцессов. Даррен ничего не сломал и не взорвал - возможно, потому, что львиную долю самой важной работы кохаб предпочла делать сама, а если он и просился "Что-нибудь Куда-нибудь Присобачить", то делал это под ее чутким руководством. Одна маленькая деталь кохаб в этом всем очень импонировала: она не услышала от него ни единого дерьмового комментария о том, что "не Пристало Девушке" разбираться в технике и электронике больше сидящего рядом парня. Шушукаясь и хихикая от внезапно вспоминающихся шуток, они заполнили лабораторные журналы и в числе первых сдали их недовольным усам мистера зельна, после чего Даррен с энтузиазмом (местами излишним: кохаб едва успела остановить его на середине попыток рассоединить два припаянных друг к другу конца проводка) разобрал цепь и сложил все детали обратно в коробку.
Против такого урока с учителем - на - замену кохаб ничего не имела, так что все явно прошло куда лучше, чем ожидалось. Только взгляды Джеки скайхолд в спину немного напрягали, но кохаб была уверена, что сможет с этим справиться.

А за день до того, когда нужно было зайти к мистеру зельну за тетрадями для работы над ошибками, у Даррена случилось категорическое несчастье: ему вырвали зуб мудрости. Ближайшие четыре дня ему предстояло драматично отлеживаться дома с детскими фруктовыми пюре и кулечками со льдом. Особенно он переживал из-за пюре, потому что сладкие успели ему осточертеть до самой стратосферы, а детские мясные без соли было "Невозможно Жрать", о чем он не один раз плакался кохаб на фейсбуке. Еще он наприсылал ей кучу селфи с опухшей щекой и льдом в полотенце - в разных ракурсах. Потом спросил, как там дела с физикой.
Кохаб, которая в этот момент уже вышла с уроков и ждала на крыльце главного здания сестру, написала ему:
"Я Твою Тетрадь Забрала у Зельна, но, Думаю, Если ты ее с Работой над Ошибками ему Принесешь Попозже, а не Через День, как ему Того Хочется, он не Сломается".
"Угх, - после долгой паузы написал ей Даррен в ответ. - К сожалению, вряд ли. Я в прошлом семестре не принес ему новую тетрадь для последнего теста, писал на вложенном листочке, так он мне полтора балла просто так за это снес. Он психованный, ты видела, как у него усы растут? Нечеловечески как-то! " - И к этому сообщению была приложена растянутая до восьмого шакала фотка мистера зельна, скопированная, видимо, с сайта их школы. К фотке Даррен прифотошопил векторные усы, развернув их вниз головой. Кохаб не удержалась от прыскающего смешка и короткой улыбки в телефон. Даррен тем временем снова что-то печатал.
"Слушай, - пришло от него, - а я могу тебя попросить, пожалуйста, отдать мою тетрадь Линор? Напишу ему дома эту дурацкую работу над ошибками, а завтра с сестрой и передам. Пусть усами своими подавится".
Кохаб с сомнением огляделась по сторонам, потом покосилась на школьные часы, показывающие половину четвертого. Основная масса народу уже разбрелась по домам кроме тех, у кого были какие-то кратковременные дополнительные дела (кохаб, например, возвращала пару книг в библиотеку, а феркад отправилась воевать с преподавательницей французского за свою оценку за контрольную) или же заседания клубов и кружков, длящиеся по несколько часов.
"А где она может быть? " - Написала она в окно диалога.
"А какой сегодня день недели? " - Ответил ей вопросом на вопрос Даррен, у которого вообще-то в телефоне или ноутбуке наверняка был календарь, но почему-то кохаб не стала тыкать его в это носом. Просто написала в ответ, что нынче четверг. И спросила, на что это влияет.
Сначала Даррен печатал, казалось, целую вечность. Потом вдруг окошко диалога немного подвисло, и на экране отобразился входящий вызов от него.
- Привет! - Сказал Даррен утрированно бодрым голосом, как только она подняла трубку. - Я только что спрашивал, как твои дела, но лучше спрошу еще раз.
- Дела нормально, - отозвалась кохаб. - У тебя без зуба мудрости сразу такой австралийский акцент проклюнулся.
Даррен в трубку засмеялся.
- Дефект мягких тканей у меня проклюнулся, - с наигранным возмущением сказал он. - И ватка какая-то вылезает все время, щит, мне кажется, она не должна так делать ….
Судя по звукам, он полез водворять ватку на место, и кохаб поспешно крикнула:
- Нет, нет, стой! Погоди! Во-первых, не лезь грязными руками. Во-вторых, так что там с Линор?
- А, ну, по четвергам у нее литературный кружок. Они там начинают всегда за здравие, Лорку разбирают и огдена Нэша и, казалось бы, уже готовы закончить к шести, как вдруг под конец кто-нибудь вспоминает очередной "Белый" стих, который вообще ну ни разу не стих, хотя и то, что пишет Нэш, я бы стихами не назвал … ну и потом они все начинают обсуждать эти "белые" стихи, и Линор насилу к девяти домой добирается. Так что там ты ее не дождешься.
Он как-то разочарованно звучал. Явно думал, что делать дальше. Кохаб приоткрыла дверь в здание, увидела наконец в конце коридора далекую фигурку феркад, махнула ей рукой, а потом внезапно сказала в трубку:
- Слушай, ну, раз твоя тетрадь у меня … мне очень неловко предлагать ….
- … а мне очень неловко вымогать у тебя такие предложения, - подхватил Даррен.
- … то я могу … чего? Ты о чем?
- Нет, - сказал Даррен. - Ни о чем. Продолжай!
Нахмурившись в трубку, кохаб закончила свою мысль:
- Я могу сейчас занести тебе домой твою тетрадь. Ни Линор дергать не будем, ни тебе не придется затягивать со сроками перед усишками.
- Ой, - сказал Даррен. - Ой, боже.
(Сердце у кохаб мрачно ухнуло куда-то ниже пяток, и в голове из теней уже начало собираться уязвленное: "да чтобы еще хоть раз предложить кому-то большую помощь, чем от меня требуется? - Боже! - Завопил Даррен. - Это слишком клево и по - доброму, чтобы я оставался в сознании! Спасибо тебе огромное, блин, кохаб, ты такой пирожок! То есть, только если тебе это не слишком неудобно. И если тебя вообще не слишком Харит. Потому что я все понимаю, и если что, лучше с зельном повоюю.
(Теневые слова рассыпались и рассосались по углам, сердце вернулось на анатомически положенное ему место. Кохаб была горазда на такие поездки по роллеркоустерам, да. Феркад вылетела из дверей и сразу усекла, что кохаб говорит по телефону, поэтому ограничилась только очень экспрессивной жестикуляцией: сложила пальцами букву "А", потом воздела руки к небу, повертелась на месте с лицом вошедшего в исступленный экстаз сектанта и, наконец, несколько раз изобразила бедрами мощные фрикции, как бы изображая, куда она имела некоторых членов преподавательского состава этой школы.
- Не за что, - сказала кохаб в трубку, уже сместив фокус внимания с Даррена на сестру. - У тебя адрес какой? Я сейчас и выйду, скоро, значит, буду, - и добавила, увидев, как округлились и пошло заблестели глаза облизнувшейся феркад, - занесу тебе твою тетрадь и пойду.

Смотрите ещё новости о прическах для волос http://pricheski.ru-best.com/uroki/pricheski-dlya-volos