Красивые прически

Прически на каждый день. Пошаговые руководства, советы и мастер-классы

5 отличных книг, которые помогут вам лучше узнать Москву.

08.12.2017 в 13:52

Какой видели столицу иностранные туристы в 1930-х годах, чем могут гордиться жители спальных районов и как называли барберов при Екатерине II. Мы рекомендуем книги о прошлом, настоящем и будущем Москвы.

1. "Московская Экскурсия", Памела трэверс.
5 отличных книг, которые помогут вам лучше узнать Москву.
Многие ошибочно считают, что книга о суперняне "Мэри Поппинс" была первой книгой Памелы трэверс, но на самом деле ею была "московская экскурсия". В 1932 году писательница купила экскурсионный тур в советский союз, чтобы узнать, как живет страна великого эксперимента. Тогда многих именитых писателей приглашали в Ссср, устраивая им поездки по парадным достопримечательностям и не заводя за кулисы. К счастью, трэверс в число именитых не входила и увидела страну в другом виде.
Большевизм 1930-х чаще вызывает у трэверс гнев, чем восхищение. Сопереживать у нее выходит только отдельным людям, но никак не стране. Она видит, как часовые отдают честь бронзовым бюстам вождей, которые загружают в багажник машины, как русский человек постоянно что-то терпит и живет вполсилы, как советские женщины - военные наводят страх одним взглядом. Трэверс пугает умерший, но физически существующий Ленин - и в этом она видит апогей материализма советского государства. Без преувеличений эта книга может стать вашей лучшей экскурсией по Москве 1930-х.
Цитата "Серый, Серый, Серый - Только Серый Цвет в Лицах Здешних Людей и на Небе".

2. "Беляево Навсегда", куба снопек.
Бородатый польский градостроитель куба снопек приехал в Москву на год, а остался на пять лет. Он учился и преподавал в "Стрелке" и застал капковскую Москву, когда тот же парк горького из провинциального парка 1990-х превратился в современное пространство, куда приятно и не страшно прийти. Еще снопек написал книгу "Беляево Навсегда", в которой размышляет об архитектуре спальных районов.
Книга заставит вас гордиться своим спальным районом (или понять, чем "Спальники" хороши, если вы живете в ЦАО. Снопек пишет о новых Черемушках и Беляево с уважением и даже восхищением. Не все знают, что 9-й квартал Черемушек, построенный группой архитекторов под руководством Натана остермана, стал образцом для всех остальных спальных районов Москвы и советского союза, - по его лекалам происходило градостроительство на протяжении следующих пятидесяти лет. Архитекторы использовали разные технологии и планировки квартир, чтобы найти самый экономичный и быстрый в плане строительства вариант. И в итоге нашли.
Цитата "микрорайонный принцип застройки начинается почти в самом центре Москвы, распространяется в сторону Мкад и охватывает пригороды. Подобно тому, как мы можем определить возраст дерева по числу колец на его срезе, масштабность домов и их удаленность от кремля позволяет нам точно определить время их постройки - относятся ли они к эпохе Хрущева, Брежнева или раннего Лужкова".
3. "карманная книжка для приезжающих в Москву на зиму. ", Николай страхов.
Казалось бы, чем общество Москвы времен Екатерины II может походить на современных москвичей? Как показывает книга переводчика и публициста Николая Страхова, многим. Единственное, кареты надо заменить на автомобили, а трости и веера - на айфоны.
"Карманная Книжка" выпущена в 1791 году. Николай страхов описывает не архитектурные красоты города, а его околосветское общество и то, как себя стоит вести, в это общество попадая. Например, прическу стоит доверять не "Власодрателям", а "архитекторам волос" - видимо, прототипу нынешних барберов. Пешком ходить позорно, нужно иметь хоть какую, но карету. Рекомендуется повторять модные жесты и слова и, не стесняясь, переделывать русский во французский язык. За 200 с лишним лет московские жители почти не изменились - мы все так же восприимчивы к модным тенденциям, вместо "Неплохо" говорим "нот бэд" и не перестаем хвастаться успехами. Теперь, правда, не на светских вечерах, а в инстаграме.
Цитата "одним словом, старайтесь сколько можно, чтоб на все и всюду сыпать деньги и приводить в сухощавость тучный родительской кошелек. Пусть денежки погребаются, здравствовала бы только мода! 4. "Москва 2042", Владимир Войнович.
2042 год. Вместо Москвы - москомреп. По красной площади ходят люди в армейском и ездят бронетранспортеры. Мавзолей нефтяникам продан. Город шестиметровой стеной с колючей проволокой обнесен.
Такой Владимир войнович описывал Москву в своей коммунистической антиутопии. Правда, это было тридцать лет назад. Сам писатель в 1986 году жил в Германии - он был выслан из Ссср и лишен советского гражданства (которое ему потом вернули. В книге Войнович не скупится на иронию и сарказм. Например, доводит до абсурда быт московских масс: люди живут по принципу "кто Сдает Продукт Вторичный, тот Снабжается Отлично", сдавая в специальные будки отходы человеческой жизнедеятельности. А чего стоит звание руководителя Москвы будущего - гениалиссимус, которое сложилось из его высшего воинского звания генералиссимуса и особой гениальности. В том случае, если вы ждали летающих машин и телепорт, то забудьте про вот это все. Москомреп станет коммунистической столицей мира и заставит народ страстно верить в святость своего руководителя.
Цитата "боже мой, думал я, неужели в этой стране и вправду никогда ничего не изменится? 5. "Московский Дневник", Вальтер Беньямин.
Только в том случае, если вы хотите прогуляться по морозной Москве середины 1920-х годов, заглянуть в пустые витрины магазинов, купить ткань не по талону, а за баснословные деньги, поглазеть на китайцев, продающих бумажные цветы на улицах, увидеть неухоженные церкви с опустевшими алтарями, попасть на "Белую Гвардию" во мхат и прокатиться на санях до Мытищ, то скорее начните читать "московский дневник" Вальтера Беньямина.
Немецкий философ и теоретик культуры приехал в Москву в декабре 1926 года. Он тщетно пытался начать любовные отношения с актрисой Асей Лацис, которая была важной женщиной в жизни философа. "Московский Дневник" - это сентиментальное подневное описание жизни Беньямина: вот он ждет Асю, а она не приходит, и Вальтер в одиночестве слоняется по арбатской площади. Вот он ходит на "Ревизора" и ругает примитивные московские вывески или размышляет о будущем - своем, коммунизма и России.
Цитата "вообще же, похоже, что из-за неизменной убогости просящих милостыню, но, может, и из-за их хитрой организации, они - единственная надежная структура московской жизни, всегда сохраняющая свое место. Потому что все прочее здесь пребывает под знаком ремонта. Учреждения, музеи и институты постоянно меняют свое местопребывание, и даже уличные торговцы, которые в других краях держатся за определенное место, каждый день оказываются на новом месте".