Красивые прически

Прически на каждый день. Пошаговые руководства, советы и мастер-классы

Энциклопедия козлова советской музыкальной культуры от алексея.

20.02.2019 в 19:52

Начало бродвейской жизни - шмотки. Часть вторая.

Трудно передать трепет, который возникал в душе перед тем, как развернуть сверток. Уж очень хотелось, чтобы то, что было в свертке, оказалось подходящим по размеру. В юности я был худым, и большинство попадавшихся мне пиджаков и брюк были настолько велики, что даже при огромном желании покупка их была бессмысленной. Практически все, что я носил тогда, было мне велико в разной степени
. Брюки сваливались, пиджак висел, ботинки болтались, но главное - это было "Фирменным". В условиях дефицита форменных шмоток появились умельцы, которые шили костюмы, практически не отличавшиеся от заграничных. Но некоторые детали, присутствовавшие в фирменных пиджаках, было невозможно воспроизвести. Это был лэйбл с названием фирмы - производителя, вшитый во внутреннем кармане и много чего ещё. Такие шмотки - подделки имели презрительное название - "Совпаршив". Важным элементом внешности для чувака, помимо одежды и обуви, была прическа. Официальной формой волос советских людей тогда был так называемый "Политический Зачес", "бокс" или "полубокс". Главное, чтобы сзади, на затылке было все аккуратно выбрито. Длинные волосы, свисающие на шею или на плечи - считались недопустимыми и приравнивались к чему-то антиобщественному.

Начав ходить на "Бродвей", я принял мужественное решение - отрастить волосы "под - Тарзана", а впереди делать "кок" с пробором, а иногда, в особо важных случаях, - и два пробора по обе стороны от "кока". Только в том случае, если в первое время моей бродвейской жизни мне удавалось все это скрывать от школьного начальства, посещая уроки в обычной одежде, то с такой прической я уже бросал вызов обществу. В десятом классе я стал всё чаще приходить в школу в вызывающе - стильной бродвейской одежде. Терять мне было нечего, я учился специально на "Тройки", назло учителям. Их реакция соответствующей была. Родителей пытались вызывать в школу, но они, будучи коммунистами, на эти повестки откликаться перестали, сгорая от стыда по моему поводу.